Новости

Стартап RoboScope автоматизирует в России патоморфологические исследования

27 мая 2022

Для того, чтобы подтвердить наличие опухоли у человека, классифицировать ее и подобрать оптимальное лечение, необходимо провести патоморфологическое исследование. Ежегодно в России выполняется более 7 млн таких анализов, большая часть из них — на самом обычном аналоговом микроскопе. Стартап RoboScope намерен изменить это, тем самым повысив скорость, точность и качество исследований. Редакция INNOVATIONS пообщалась с CEO проекта Ильей Ефремовым.

— Как родилась идея создания RoboScope?

— Все началось с сухой капли мочи. Научный руководитель нашего проекта Игорь Шадёркин — врач-уролог, и ему нужен был микроскоп, чтобы оценивать литогенную (камнеобразующую) активность у пациентов с мочекаменной болезнью по сухой капле мочи. Наша команда решила инициировать создание автоматизированного микроскопа для оцифровки микроскопической картины высушенной капли мочи. В последующем этот микроскоп прошел несколько этапов модернизации, и на одном из этапов мы поняли, что его можно использовать и в патоморфологии.

В процессе работы мы стали интересоваться, на каком оборудовании работают патоморфологические лаборатории, изучать рынок. Из статистического исследования 2020 года “Состояние и основные задачи патологоанатомической службы РФ” узнали, что в России производится свыше 7 млн патоморфологических исследований год. Для этого специалисты должны посмотреть под микроскопом примерно 42 млн стекол. Нагрузка постоянно растет, а штат службы недоукомплектован.

Весь процесс исследования — от приготовления гистологических препаратов (они представляют собой мазки, отпечатки органов, пленочные препараты, тонкие срезы кусочков органов, окрашенные тем или иным красителем) до непосредственно выполнения микроскопии выполняются, как правило, по старинке, вручную. Почти 40% парка патоморфологического оборудования в стране — старше десяти лет и нуждается в замене.

Периодически возникают ситуации, когда врачам надо что-то перепроверить, сравнить образцы, чтобы понять, как развивалось заболевание, или даже доказать правильность своих выводов в случае судебного иска, а “стекло” с гистопрепаратом бывает уже непригодно для использования. Его срок годности ограничен.

Илья Ефремов

Наконец, во многих медицинских учреждениях у врачей-клиницистов нет доступа к результатам патоморфологического исследования в режиме онлайн, поскольку либо отсутствует такая техническая возможность, либо они пользуются услугами сторонней лаборатории. Это означает, что результатов анализа приходится ждать довольно долго. Они могут затеряться, их могут передать не в ту организацию, не тому врачу, и это тоже проблема.

Таким образом мы увидели спрос на то, чтобы автоматизировать весь цикл исследования. Само собой, перед нами стояла задача сделать наши решения максимально доступными. Ведь сегодня на рынке есть средства автоматизации патоморфологической службы, выпущенные за рубежом, но они стоят очень дорого.

— О каких цифрах идет речь?

— Мы стараемся уложиться в пределы 2 млн. руб. Для сравнения аналогичные импортные комплексы стоят порядка 10 млн и выше.

— Что покупатель получает за эти деньги?

— Одна из центральных идей нашего проекта состоит в том, чтобы избавить врача от необходимости находиться рядом с микроскопом. Загружать стекла в установку может средний медицинский персонал, лаборант. Врач сможет смотреть уже оцифрованные изображения в своем кабинете или дистанционно из любой точки мира. 

— Какая технология лежит в основе вашего продукта и насколько оправдана приставка “robo” в его названии?

— Мы используем WSI (Whole Slide Imaging) — технология сшивки множества полей зрения в одно большое, которая лежит в основе сканирования. То есть происходит оцифровка небольших фрагментов, а затем программа сшивает их в одно большое полотно. Приставка в названии RoboScope MARK-1 подразумевает, что это трехосиальный робот.

— Как выглядит ваш продукт?

— Комплекс состоит из системы управления и анализа данных, который внешне напоминает тумбу, светового микроскопа с подвижным столом и камерой. RoboScope будет поставляться сразу с монитором и мышью — то есть специалист получит готовое решение. Ему не надо будет докупать компьютер, например, для того, чтобы начать работать с нашим комплексом. Не нужно как-то готовить помещение для установки RoboScope. Да и его применение не потребует специального обучения.

С точки зрения “железа”, ничего сложного для лаборанта, который будет пользоваться нашим оборудованием, нет. Необходимы минимальные навыки владения световым микроскопом, чтобы правильно выставить свет, чтобы получить качественное изображение, чтобы при необходимости сменить объектив и гистологический препарат. Это довольно простые действия, с которыми большинство медработников знакомы.

Что касается софта, то мы в ближайшее время завершил редизайн нашей программы, чтобы она была интуитивно понятна. В любом случае сканирование и оцифровка стекол происходит в открытом и широко применяемом в России и мире формате DICOM (Digital Imaging and Communications in Medicine). Это отраслевой формат, являющийся стандартом для хранения и распространения медицинских снимков. В каждый файл помимо собственно картинки «вшита» информация о пациенте: его имя, возраст, а также номер снимка, обозначения режимов сканирования.

Формат DICOM поддерживает большинство производителей медицинского оборудования и разработчиков программного обеспечения для медицинских организаций. И в нашей программе будет стандартный набор инструментов для работы с DICOM-данными: линейка, увеличение, предпросмотр и т.д. Благодаря этому комплекс легко интегрируется: накапливаемые данные удобно хранить, выгружать в какую-либо медицинскую информационную систему (МИС), лабораторную информационную систему (ЛИС) или телемедицинскую платформу.

В дальнейшем мы сможем создавать датасеты и, применяя машинное обучение и искусственный интеллект, создавать контент для обучения на виртуальных гистопрепаратах, развиваться теленаставничество. Все это будет способствовать повышению качества подготовки специалистов патоморфологической службы.

— Кого может заинтересовать ваша разработка, кроме патоморфологических отделений?

— Интерес к нашему продукту есть со стороны как медицинского, так и научного сообществ. Например, у нас было несколько обращений от врачей, которые видели нашу презентацию на отраслевых форумах. Они интересовались, когда будет готов RoboScope и когда его можно будет приобрести. Он также может быть востребован в судебно-медицинских и референсных центрах (которые выдают экспертное “второе” мнение по сложным клиническим случаям).

— За счет каких средств реализуется проект?

— Пока это собственные инвестиции участников стартапа. В общей сложности мы вложили 120 тыс. долларов, или 12 млн руб. Недавно мы получили статус резидента Сколково и рассчитываем на гранты этого фонда. Также подали заявку на грант Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере Бортника. Ведем переговоры со стратегическими партнерами для привлечения инвестиций.

— Какова ваша бизнес-модель?

— Мы рассматриваем разные варианты. Понимая, что медицинским организациям тяжело разово заплатить большую сумму за оборудование, мы готовы сотрудничать с ними в рамках подписки, по схеме cost-sharing, при которых оборудование предоставляется бесплатно, а монетизация происходит за счет взимания платы за исследование (за стекло). Мы собираемся предлагать сервисное обслуживание с постоянным upgrade, нацеленным на расширение функционала комплекса.

— Кто входит в вашу команду?

— Помимо меня, технического директора и инженеров, в нашем коллективе есть медицинский эксперт: д.м.н. профессор кафедры патологической анатомии им. А.И. Струкова Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, врач высшей квалификационной категории по специальности патологическая анатомия Александр Тертычный и научный руководитель к.м.н., заведующий лабораторией Института цифровой медицины Первого МГМУ им. И.М. Сеченова Игорь Шадёркин.

— Насколько сильно вы зависите от иностранных комплектующих и на каких производственных мощностях планируете производить комплекс?

— В нашем продукте есть некоторые комплектующие импортного производства, но они все выпускаются в азиатском регионе. От европейских и американских поставщиков мы полностью независимы. Что касается программной части, то это либо собственные разработки, либо — открытый код.

На данный момент мы имеем договоренность с компанией “Дельрус” об использовании их мощностей для выпуска нашего продукта.

— На каком этапе сейчас находится проект?

— MVP комплекса под названием RoboScope MARK-1 готов. Сейчас мы готовимся регистрировать его в Росздравнадзоре в качестве медицинского изделия.

Но световой микроскоп — не единственная наша цель. Мы позиционируем себя как RnD-компания, так что мы собираемся развиваться и дальше в этом направлении.

Следующий наш продукт — будет такой же комплекс, но классом выше RoboScope MARK-2. Потом сделаем роботов для пробоподготовки патоморфологии: дегидратации гистопрепаратов и окраски гистопрепаратов. Мы хотим полностью автоматизировать весь цикл работы патоморфологической службы.

Автор - Екатерина Погонцева 
Материал взят innovations.ru