Новости

Есть контакт: междисциплинарным командам врачей не хватает инструментов для коммуникации

25 апреля 2022

В современной медицине особое значение приобретает междисциплинарный подход. Ведение многих пациентов требует одновременного участия специалистов разных профилей. При этом врачам остро не хватает цифровых инструментов для эффективной коммуникации — зачастую они вынуждены встречаться лично или созваниваться по телефону. Об этом говорилось в ходе недавней конференции серии “Белые пятна и серые зоны урологии” на канале Уро.ТВ. 

Тема новой встречи была обозначена Игорем Шадёркиным, ведущим, завлабораторией электронного здравоохранения Института цифровой медицины Сеченовского университета, к.м.н, как “Универсальный солдат: клиницист и диагност”. По его словам, сегодня никого не удивляет, что клиницисты сами смотрят изображения УЗИ, КТ, МРТ, а не просто читают заключения своих коллег, занимающихся исключительно соответствующим видом диагностики. Но нужно ли клиницисту глубоко знать патоморфологию, цитологию?

По мнению Марины Соновой, руководителя отделения акушерства и гинекологии Ильинской больницы, д.м.н., клиницист обязан уметь самостоятельно интерпретировать результаты гистологии и быть на связи со специалистом-патоморфологом клиники, в которой он работает. 

Николай Кешишев, уролог, онколог, ФГБУ «Объединенная Больница с поликлиникой» Управление делами Президента, к.м.н., убежден, что биопсия — это отдельная, очень интересная сфера, в которую клиницисту “вникнуть довольно сложно”. 

“Но мы постоянно находимся в контакте с патоморфологами, — добавил Николай Кешишев. — Например, если выполнена биопсия, то мы, как правило, созваниваемся с патоморфологом и обсуждаем результаты, задаем друг другу уточняющие вопросы. Но сами стекла мы пока, к сожалению, не смотрим”.

О том, что специалисты-патоморфологи работают в тесной связке с клиницистами, подтвердила и Марта Ковылина, руководитель уроморфологической лаборатории кафедры урологии МГМСУ, к.м.н.

“Мы часто обсуждаем пациентов с их лечащим врачом, — рассказала Марта Ковылина. — Мне иногда очень хочется “вмешаться” в лечение, что-то подсказать коллеге, направить его ход мыслей”. 

Взаимодействие клиницистов и патологоанатомов, начиная со стадии направления материала, играет колоссальную роль в контексте повышения качества диагностики и лечения, отметила эксперт. 

“Очень важно, чтобы мы получили максимальную клиническую информацию от врачей, которые прооперировали, сделали биопсию, — прокомментировала Марта Ковылина. — Если клиницист предоставил ее в полном объеме, со всеми необходимыми уточнениями и подробностями, это упрощает нам составление заключения. Наоборот, отсутствие необходимых данных затрудняет диагностику. Тогда и патологоанатомическое заключение получается поверхностным”.  

Ошибки и “пробелы” в направлении на исследование могут привести к задержке в выдаче результатов, подчеркнула Елена Прилепская, сотрудник кафедры урологии МГМСУ, врач патологоанатом ГКБ им. С.И.Спасокукоцкого. 

Так насколько часто взаимодействуют клиницисты и диагносты и какими инструментами пользуются для этого, спросил Игорь Шадёркин.

Выяснилось, что такой обмен мнениями происходит на ежедневной основе, однако зачастую врачи либо собираются вместе в одном кабинете, либо по старинке звонят друг другу по телефону. 

“Мы общаемся с врачами каждый день, потому что объем материала большой, — констатировала Елена Прилепская. — Поскольку направления зачастую пишут ординаторы и аспиранты, нередко лечащий доктор приходит к патологу и дополнительно сообщает какую-то информацию по пациенту, не отраженную в форме. Также он может прийти после того, как получит заключение, чтобы уточнить какие-то моменты или даже для того, чтобы вместе посмотреть в микроскоп”. 

“Наша лаборатория находится на том же этаже, что и урологическое отделение, — продолжила Марта Ковылина. — Так что мы можем общаться с клиницистами лицом к лицу”.

Участники дискуссии согласились, что многие урологи и гинекологи сегодня отлично владеют УЗ-диагностикой. Но вот постичь тонкости остальных “смежных” медицинских специальностей — задача не из простых. Как говорил Козьма Прутков, невозможно объять необъятное.

С развитием таргетной терапии, персонифицированной медицины на передний край выйдут патоморфология и генетика. Поэтому потребность в оперативном общении внутри междисциплинарной команды будет расти. Для ее удовлетворения врачам потребуются новые качественные цифровые инструменты. 

Материал взят с EverCare.ru